Михаил Бахтин Достоевский
Михаил Бахтин. Избранное. В 2 томах (комплект из 2 книг).
Том 1. Автор и герой в эстетическом событии.
В первый том избранных трудов Михаила Бахтина включены его философские сочинения разных лет (конец 1910-х — начало 1970-х годов). Они отражают различные этапы становления бахтинской философской идеи — от нравственной «метафизики» до герменевтики. Философия человеческого существования, развиваемая мыслителем на протяжении всей жизни, представлена этими статьями и трактатами как уникальный философско- филологический синтез. Издание снабжено необходимым научным аппаратом и предназначено для углубленного понимания бахтинских воззрений.

Том 2. Поэтика Достоевского.

Второй том «Избранного» М. Бахтина включает труды о творчестве Ф. М. Достоевского — книги «Проблемы поэтики Достоевского» (1963) и «Проблемы творчества Достоевского» (1929) вместе со статьей «К переработке книги о Достоевском», объясняющей нужду мыслителя в создании второй редакции книги о Достоевском. Своей всемирной известностью Бахтин обязан в первую очередь самобытной концепции романа Достоевского, являющейся одновременно русским вариантом философии диалога.
1610
р.
Мартин Хайдеггер «О поэтах и поэзии. Гельдерлин. Рильке. Тракль»
Мартина Хайдеггера иногда называют крупнейшим европейским философом после Платона, что говорит не только о глубине его дыхания, но и о неуклонном в течение жизни возврате к «целостному» мышлению, на общедоступном уровне воспринимаемому как своего рода сращение философского метода с поэтическим. И в самом деле, тексты позднего Хайдеггера все более становятся словно бы пронизанными мелодикой и ритмами поэтических «волхования». Вновь и вновь его внимание привлекают поэты с безупречным чувством сакральной основы бытия, в особенности Гельдерлин, Рильке, Тракль.

Тексты о поэтах философ называет так: «Это доверительная беседа мышления с поэзией, и именно потому, что им обоим свойственно исключительно-особое, хотя при этом и различное, взаимодействие с языком. Беседа (сговор) мышления с поэзией происходит для того, чтобы выявить существо языка, с тем, чтобы смертные вновь научились проживать в языке».
480
р.
Западный канон. Книги и школа всех времен
«Западный канон» — самая известная и, наверное, самая полемическая книга Гарольда Блума (р. 1930), Стерлингского профессора Йельского университета, знаменитого американского критика и литературоведа. Блум страстно защищает автономность эстетической ценности и необходимость канона перед лицом «Школы ресентимента» — тех культурных тенденций, которые со времен первой публикации книги (1994) стали практически непререкаемыми. Развивая сформулированные в других своих книгах концепции «страха влияния» и «творческого искажения», Блум рассказывает о двадцати шести главных авторах Западного мира (от Данте до Толстого, от Гёте до Беккета, от Дикинсон до Неруды), а в самый центр канона помещает Шекспира, который, как полагает исследователь, во многом нас всех создал.
850
р.
Цензоры за работой. Как государство формирует литературу
Книга профессора Гарвардского университета Роберта Дарнтона «Цензоры за работой» — это увлекательное исследование того, как в разных обстоятельствах и в разные времена работает цензура. В центре внимания автора три далеких друг от друга сюжета — роялистская Франция XVIII века, колониальная Индия XIX века и Восточная Германия на рубеже 1980–1990-х годов. Автор на многочисленных примерах прослеживает, как именно работала цензура, что сами цензоры думали о своей работе и каким образом они взаимодействовали с книжным рынком, в том числе и «черным». В книге можно найти колоритные портреты многих представителей «теневого» книжного мира — от полуграмотных завсегдатаев парижских книжных рынков до владеющих десятками языков бенгальских библиотекарей. Роберт Дарнтон показывает, какой вклад цензура вносила не только в культурную, но и в экономическую и политическую жизнь общества. Цензура предполагала слаженную работу многих людей, сплетения судеб и интересов которых могут напоминать увлекательный детективный роман.
585
р.
Пушкин — либертен и пророк: Опыт реконструкции публичной биографии
Автор рассматривает произведения А. С. Пушкина как проявления двух противоположных тенденций: либертинажной, направленной на десакрализацию и профанирование существовавших в его время социальных и конфессиональных норм, и профетической, ориентированной на сакрализацию роли поэта как собеседника царя. Одной из главных тем являются отношения Пушкина с обоими царями: императором Александром, которому Пушкин-либертен «подсвистывал до самого гроба», и императором Николаем, адресатом «сво­бодной хвалы» Пушкина-пророка. Важной составляющей исследования является анализ публичного поведения поэта, понимаемого здесь как самоценный продукт пушкинского творчества. Автор показывает, как публичное поведение Пушкина становится тем образом, по которому современники судили о поэте и который формировал его социальную репутацию. Заключительные главы посвящены рецепции Пушкина шестидесятниками и Ф. М. Достоевским, который, вслед за Гоголем, объявил Пушкина пророком.
450
р.
Теория литературы: проблемы и результаты
Книга представляет собой учебное пособие высшего уровня, предназначенное магистрантам и аспирантам – людям, которые уже имеют базовые знания в теории литературы; автор ставит себе задачу не излагать им бесспорные истины, а показывать сложность науки о литературе и нерешенность многих ее проблем. Изложение носит не догматический, а критический характер: последовательно обозреваются основные проблемы теории литературы и демонстрируются различные подходы к ним, выработанные наукой ХХ столетия; эти подходы аналитически сопоставляются между собой, но выводы о применимости каждого из них предлагается делать читателю. Достижения науки о литературе систематически сопрягаются с концепциями других, смежных дисциплин: философии, социологии, семиотики, лингвистики. Используется опыт разных национальных школ в теории литературы: русского формализма, американской «новой критики», немецкой рецептивной эстетики, французского и советского структурализма и других. Теоретическое изложение иллюстрируется разборами литературных текстов.
450
р.
Поэтика детектива
В монографии рассматриваются вопросы теории детективного жанра, некоторые малоизвестные главы его истории, удачные и не очень удачные примеры соревнования экранизаций детективов с их литературным первоисточником. Показывается, как детективу удается быть по преимуществу головоломкой, не порывая при этом с художественностью. Развенчиваются некоторые популярные мифы о детективе: миф о возможности использования детективного сюжета как «упаковки» для «серьезного реалистического романа», о существовании «жанровых разновидностей» детектива и т.п. Подробно анализируется вопрос о степени близости детектива разным типам поэтики; выдвигается гипотеза о связи детектива с христианским мировоззрением; показывается, какой ценой детективной новелле удалось стать романом, как классики жанра пытались вывернуть детектив наизнанку и почему эти попытки не имели серьезных последствий для истории жанра.
Книга предназначена для всех интересующихся теорией и историей детектива.
355
р.
Книга сущая в устах. Фольклорная Библия бессарабских и таврических болгар
Флорентина Бадаланова Геллер, Университет Дмитрия Пожарского, 2017 год.
1350
р.
Настоящее издание является первым опытом сведения в единый корпус уникальных фольклорных версий Священного Писания, бытовавших среди представителей болгарской диаспоры в Бессарабии и Таврии в период агрессивного советского атеизма. Основу корпуса публикуемых текстов составили полевые материалы автора, впервые вводимые в научный оборот. Приводятся и тексты, которые опубликованы в болгарской научной печати и популярной религиозной периодике конца XIX — начала XX в., а также архивные записи, хранящиеся в собрании Отдела рукописей Болгарской Академии Наук. Исследование затрагивает также иконографическую традицию и ее «прочтение невегласами», тем самым рассматривая «визуальную грамматику» как составляющую этногерменевтики «фольклорной Библии».
История языка русской письменности. В.М. Живов
Университет Дмитрия Пожарского, 2017 год.
1950
р.
«История языка русской письменности» — результат многолетнего изучения В. М. Живовым, выдающегося ученого-слависта, закономерностей исторического развития русского литературного языка. Центральной идеей исследования является мысль о том, что литературный язык развивается не спонтанно и «органически», а по сценариям, которые создаются культурными процессами.

Книга в основном строится по хронологическому принципу, при этом отдельные темы, связанные со структурными характеристиками письменного языка, рассматриваются сквозным образом.

Первый том содержит две части исследования, которые посвящены древнейшему периоду (XI-XIV вв.). В первой части рассматривается внешняя история этого периода, включающая такие аспекты, как возникновение письменности у восточных славян, культурно-исторический контекст ее появления, типы ее использования, формирование регистров, особенности членения коммуникативного пространства и др. Во второй части анализируются лингвистические параметры, которые обеспечивают дифференциацию регистров письменного языка, и исследуется динамика их взаимодействия.
История языка русской письменности. В.М. Живов
Университет Дмитрия Пожарского, 2017 год.
1950
р.
«История языка русской письменности» — результат многолетнего изучения В. М. Живовым, выдающегося ученого-слависта, закономерностей исторического развития русского литературного языка. Центральной идеей исследования является мысль о том, что литературный язык развивается не спонтанно и «органически», а по сценариям, которые создаются культурными процессами.

Книга в основном строится по хронологическому принципу, при этом отдельные темы, связанные со структурными характеристиками письменного языка, рассматриваются сквозным образом.

Первый том содержит две части исследования, которые посвящены древнейшему периоду (XI-XIV вв.). В первой части рассматривается внешняя история этого периода, включающая такие аспекты, как возникновение письменности у восточных славян, культурно-исторический контекст ее появления, типы ее использования, формирование регистров, особенности членения коммуникативного пространства и др. Во второй части анализируются лингвистические параметры, которые обеспечивают дифференциацию регистров письменного языка, и исследуется динамика их взаимодействия.
Made on
Tilda